Иван Васильевич меняет профессию (фильм, 1973)

Одумайтесь, одумайтесь, товарищ Тимофеев, прежде чем, понимаете, увидеть древнюю Москву — без санкции соответствующих органов!

***

Когда вы говорите, Иван Васильевич, впечатление такое, что вы бредите.

***

Что-о?! Ах ты, хулиган! А ещё очки одел! И не думай: тебя ещё судить за это будут, мерзавец! Да, да, не волнуйся. Поможем, поможем! Интеллигент несчастный! Выучили вас на свою голову!

***

Если бы вы были моей женой, я бы… повесился!

***

Вы думаете, что я хочу вас отравить?! Дорогой Иван Васильич, у нас это не принято. И кильками в наш век отравиться гораздо легче, нежели водкой, — пейте смело!

***

Замуровали… замуровали, демоны.

***

Вот что крест животворящий делает!

***

Да головы им отрубят, и всего делов. Да пёс с ними!

***

Ты пошто боярыню обидел, смерд?!

***

Ты чьих будешь? Чей холоп, спрашиваю?

***

Оставь меня, старушка, я в печали…

***

Да ты ведьма!..

***

Я занят, позвоните попозже!

***

Что это вы всё холоп да холоп, что это за слово такое? Эта роль ругательная, и я прошу её ко мне не применять! Боже мой, ну и домик у нас! То обворовывают, то обзываются… а ещё боремся за почётное звание «дома высокой культуры быта», — это же кошмар, кошмар!

***

Это же всё же, всё же, что нажито непосильным трудом, всё погибло!

***

Были демоны, — мы этого не отрицаем. Но они самоликвидировались. Так что прошу эту глупую панику прекратить!

***

А остальных прошу очистить царский кабинет! Короче говоря, все вон.

***

Ты не молчи, как пень, я ж не могу один работать.

***

А что, Феденька, войны сейчас никакой нет у нас?

***

Введите гражданина посла!

***

Не вели казнить, великий государь, вели слово молвить! Да ты что, сукин сын, самозванец, казённые земли разбазариваешь?! Так никаких волостей не напасёшься!

***

Такие вопросы, дорогой посол, с кондачка не решаются. Нам надо посоветоваться с товарищами, зайдите на недельке.

***

Ну, ауфидерзейн, гуд бай, оревуар — короче говоря, чао. Все свободны! Да, конвой тоже свободен.

***

Ну, царь, вздрогнули!

***

Дорогой самодержец, мы пропали.

***

А боярыня моя со своим любовником Якиным на Кавказ сегодня убежала.

***

Я бросаю мужа — этого святого человека со всеми удобствами!

***

Меня опять терзают смутные сомнения… У Шпака — магнитофон, у посла — медальон.

***

— Какой Иоанн Грозный?! Он же давно умер!
— Кто умер?!
— Я не про вас это говорил. Это другой, который умер.

***

Дорогая царица! Очень рад. Очень рад, очень рад познакомиться. Очень рад! Здравствуйте, царь, очень приятно. Царь, очень приятно, царь. Очень приятно, здравствуйте, царь. Очень приятно, царь. Царь, очень приятно. Здравствуйте, царь, очень приятно.

***

Человек! Человек! Официант! Почки один раз царице!

***

Вот вы говорите: «царь», «царь»… А вы думаете, Марья Васильна, нам, царям, легко? Да ничего подобного, обывательские разговорчики. У всех трудящихся два выходных дня в неделю. Мы, цари, работаем без выходных. Рабочий день у нас ненормированный. Закусывайте, Маргарита Васильевна, закусывайте. Все оплачено. Если хотите знать, нам, царям, за вредность надо молоко бесплатно давать! Журнал «Здоровье» так прямо и указывает: нервные клетки не восстанавливаются.

***

Какая это собака?! Не позволю про царя такие песни петь! Распустились тут б-без меня! Что за репертуар у вас? Надо что-нибудь массовое петь, с-современное… как это… трали-вали, т-тили-тили, это нам не… тили-тили, это мы не трали-вали!..

***

Эх, Марфуша, нам ли быть в печали?

***

Танцуют все!

***

Я требую продолжения банкета!

***

Алло, милиция? Милиция? Это говорит сегодняшний обокраденный Шпак… а я не по поводу кражи, — у нас здесь дело почище — инженер Тимофеев в свою квартиру живого царя вызвал!.. Я непьющий… С кинжалом! Холодное оружие!.. Даю честное благородное слово. Жду!

***

А что это вы на меня так смотрите, отец родной? На мне узоров нету и цветы не растут.

***

Меня терзают смутные сомнения: на Вас точно такая же замшевая импортная куртка, как у Шпака!

***

Я — артист больших и малых академических театров; а фамилия моя — фамилия моя слишком известная, чтобы я её называл!

***

Тьфу на Вас ещё раз!

***

Положь трубку!

***

Всё, всё, шо нажил непосильным трудом, всё же погибло! Три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртка…замшевая… Три. Куртки. И они ещё борются за почётное звание «дома высокой культуры быта», а?..

***

Замечательно. Поразительно. Гениально! Слушайте, я не узнаю́ вас в гриме! Кто Вы такой? Сергей Бондарчук? м-м… нет. Юрий Никулин — нет-нет. Боже мой!.. Иннокентий Смоктуновский! … Кеша!

***

Он же мог меня зарезать. Бред. Какой Иоанн Грозный? Он же давно умер!

***

Паки, паки… иже херувимы!

***

Живьём брать демонов!..

***

Алло! Анюта? Ты себе не представляешь: я сейчас улетаю в Гагры! С самим Якиным!
Алло! Галочка? Ты сейчас умрёшь, потрясающая новость! Якин бросил свою кикимору, ну, и уговорил меня лететь с ним в Гагры!
Алло! Вава? Ты сейчас упадёшь!

***

Икра чёрная, красная… Да! Заморская икра… баклажанная!

***

И всё-то ты в трудах, всё в трудах, великий государь, аки пчела!

***

Войско взбунтовалось! Говорят, царь — ненастоящий!

***

— Отворяй, собака!!!
— А кому это он?
— Вам.
— Мне?!

***

— Эврика!!! Царские шмотки!.. Одевайся. Царём будешь!
— Ни за фто!
— Одевайся, убью!

***

— А где царь?
— Закусывать надо!

***

— Не гневайся, боярин. Не признаю я тебя. Аль ты князь?
— Я? Пожалуй, князь. А что тут удивительного?
— Да откуда ж ты взялся в палате царской? Ведь не было тебя! Батюшка-царь, кто же это такой?
— А, это приятель Антона Семёныча Шпака.
— Ой, дурак!

***

Ой, спасибо. Повесили меня, по твоему приказу. Выручай, а то засыплемся. Чё ж ты молчишь, сволочь?!

***

— Феденька! Надо бы переводчика…
— Был у нас толмач-немчин. Ему переводить, а он лыка не вяжет. Мы его в кипятке и сварили.
— Нельзя так с переводчиками обращаться.

***

— Schwedische Armee erobert hat!
— Отвечай что-нибудь. Видишь, человек надрывается…
— Гитлер… капут!

***

— Товарищ, можно вас на минуточку? Хотелось бы, так сказать, в общих чертах понять, что ему нужно.
— Да понять его, надёжа-царь, немудрено: они Кемскую волость требуют. Воевали, говорят, так подай её сюда!
— Да пусть забирают на здоровье, я-то думал, Господи!
— Как же это так, кормилец?!
— Царь знает, что делает! Государство не обеднеет. Забирайте!

***

— Вы первый, кто увидел, вы, так сказать, первый свидетель!
— Никогда ещё свидетелем не приходилось быть.

***

Казань брал… Астрахань брал… Ревель брал… Шпака… не брал.

***

Лжёшь, собака! Аз есмь царь!

***

В милицию замели, дело шьют!

***

А меня же, Зинаида Михайловна, обокрали. Собака с милицией обещала прийти.

***

— Меня опять терзают смутные сомнения… У Шпака — магнитофон, у посла — медальон…
— Ты на что намекаешь? Я тебя спрашиваю — ты на что, царская морда, намекаешь?

***

Каюсь, что не по своей воле, а по принуждению князя Милославского временно являлся исполняющим обязанности царя.

***

И тебя вылечат… и тебя тоже вылечат… и меня вылечат…

***

Что, вас уже выпустили из сумасшедшего дома?

***

— То, что Вы рассказали, — грандиозно! Вам, как очевидцу, цены нет! Я бы на Вашем месте за докторскую диссертацию немедленно сел.
— Торопиться не надо, сесть я всегда успею.

***

Граждане, храните деньги в сберегательной кассе! Если, конечно, они у вас есть…

0